о наспроектысобытияпремиикниги о насконтактыrus/eng
События
Ведущий архитектор Мастерской №2 Виталий Иванков на протяжении почти двух лет занимался разработкой рабочей документации по проекту фасадов нового здания Государственной Третьяковской галереи и параллельно совершенствовал своим навыки в BIM-моделировании. Фасады в результате строятся, а про свой опыт разработки стандартов BIM Виталий рассказывает на авторских вебинарах.

Виталий, первый вопрос традиционен: помните ли Вы, когда и почему решили стать архитектором?

Виталий Иванков:
Я совершенно не из архитектурной семьи. Моя мама занимается логистикой, отец – оптовыми продажами профессионального инструмента. Живем мы в Одинцово. Я вырос в этом небольшом городе и очень его люблю. У меня было совершенно беззаботное детство. Учился я хорошо, но больших успехов с меня не требовали, так что я вдоволь общался с друзьями и играл в игры. Единственное, о чем всегда беспокоились родители, это чтобы я поменьше шлялся по улицам. Поэтому я постоянно ходил на какие-то секции и кружки. Баскетбол, волейбол, большой теннис, каратэ, дзюдо – всем этим я успел позаниматься. Занимался плаванием в детской спортивной школе, были юношеские разряды.

И примерно одновременно с поступлением в спортивную школу я поступил в художественную школу. Сначала предполагалось, что для общего развития Мы пошли туда вдвоем с другом, но он через год бросил, а мне неожиданно понравилось. Сначала просто нравилось, что после спорта можно спокойно посидеть и порисовать. Рисунок, живопись, акварель – у меня все это более-менее получалось, не сказать, что блестяще, но прогресс был, а сам процесс затягивал. Так незаметно я доучился до девятого класса, пришло время определяться с будущей профессией. Мой класс имел физико-математический профиль, но в этой области я себя не видел. И тут в художественной школе нам очень кстати рассказали о возможности поступления в разные профильные учебные заведения. Это определило мой дальнейший путь. Мы с родителями проанализировали все возможные профессии – от художника до реставратора. Архитектура показалась одновременно и самым интересным, и с практической точки зрения понятным занятием. Так я поступил в «Московский колледж архитектуры и строительных искусств»

Вообще-то едва ли не самый престижный архитектурный колледж Москвы!

Виталий Иванков:
Да, попотеть пришлось. Вообще тот период в моей жизни – начиная с 9 класса – был одним из самых напряженных, наверно. Я должен был успешно сдать экзамены за 9 класс так, чтобы в случае непоступления в колледже смочь остаться в 10 классе, куда был жесткий отбор. Одновременно продолжал занятия в спортивной школе, параллельно заканчивал художественную школу. Плюс ходил на подготовительные курсы в колледж. И еще брал дополнительно занятия по архитектурному рисунку. То есть моя жизнь представляла собой постоянное обучение. Как я это выдержал – не знаю, но привычка максимально вкалывать, не жалея себя, мне кажется, начала формироваться именно тогда.

Вообще в офисе Вы известны как человек, который приходит раньше всех и уходит позже всех. Получается, Вы еще в 9 классе втянулись в этот режим трудоголика?

Виталий Иванков:
Это режим не трудоголика, а увлеченного человека. Тем более появилась цель. Я могу увлечься одной темой. И пока до какого-то определенного, значимого для себя, результата не дойду, не сдаюсь. Эта привычка позже не раз выручала меня. Но к этому я пришел не сразу.

Само поступление в колледж также оказало на меня огромное значение: вместо «технарей», которые по своим способностям опережали меня на сто шагов вперед, я вдруг оказался среди людей, говорящих со мной на одном языке. Стало интересно учиться, появился соревновательный дух. Я принимал участие в конкурсах: например, в 2008 году занял первое место в конкурсе среди архитектурных вузов на лучший проект интерьеров Сбербанка. Правда, тогда я уже не в колледже, а в МГСУ учился.

Интересно, почему Вы решили после колледжа поступить в МГСУ, а не в МАрхИ?

Виталий Иванков:
Если честно, то в первую очередь по финансовым соображениям. В МАрхИ на бесплатное отделение после колледжа можно было пойти только на первый курс, только на вечернее отделение или только на дизайн. В МГСУ брали сразу на третий курс дневное отделение инженерно-архитектурного факультета. Сама идея что это более широкая специальность так же привлекала. Конечно, там в учебе не хватало методик прививания эстетических вкусов, большой упор делался на конструктивную составляющую и расчеты. Как альтернатива мне очень нравится учебная программа МАРШа, где наряду с теоретической базой ведутся исследования, идет постоянный живой диалог с практикующими архитекторами. Но когда я учился, МАРШа еще не было.

Чем занимались в период между МГСУ и SPEECH?

Виталий Иванков:
Я еще в колледже освоил ArchiCAD, узнал, что такое технология виртуального здания. Сама концепция меня вдохновила, и дальше я присматривал работу с таким расчетом, чтобы и совершенствоваться как проектировщик, и развивать прикладные умения. Все выполненные проекты старался делать как BIM. Параллельно с учебой в институте немного занимался коттеджами (подрабатывал в небольшой фирме), а после окончания учебы пошел работать в одну одинцовскую компанию, которая занималась проектированием жилых микрорайонов в Подмосковье. Разогнаться в плане творчества там, конечно, было негде, но это было очень активное погружение в стадию П и рабочее проектирование, с выездами на стройку и авторским надзором. По части наработки общестроительных знаний я получил неплохой опыт, но собственно архитектурной, творческой работы, там, конечно, не хватало. Проскакивали частные проекты коттеджей. Потом друг переманил в другую фирму, в которой занимался интерьерами. Захотелось попробовать что-то нового и выбраться из родного города. Потом поняв, что интерьер — это не совсем мое, я решил искать новое место. Хотелось крупных проектов, разумного главенства эстетики и архитектуры в проекте. Нашел в интернет рейтинг «Десять лучших архитектурных мастерских Москвы», разослал портфолио. И через какое-то время вышел на работу в SPEECH.

И Вам сразу поручили работу над фасадом нового здания Третьяковской галереи?

Виталий Иванков:
Мне поручили рабочку. Сам фасад уже был придуман, концепция и стадия «П» были позади. Многие архитекторы скажут вам, что рабочка – это самое неблагодарное, что только может быть в профессии. Но я был рад: этот объект дал мне колоссальный опыт работы с фасадами. На Третьяковке очень много сложных мест, стыков – как с точки зрения геометрии, так и с точки зрения сочетания материалов фасада. Плюс художественная печать на стекле – подготовкой принтов используемых изображений я также занимался. Параллельно делал еще и проект по жилью в составе группы. Но Третьяковку вел один, и она остается более личным проектом что ли.

Вы делали этот проект как информационную модель?

Виталий Иванков:
Это была просто модель в пространстве ArchiCAD, не BIM, то есть она не давала ни спецификаций, ни ведомостей объемов материалов. Честно говоря, я считаю это своей ошибкой: нужно было делать полноценную модель. А я по неопытности поверил словам: «У нас все фасады уже начерчены, нужно просто уточнить и сделать РД». Уточнять пришлось слишком много всего!

Именно этот опыт заставил Вас заняться разработкой стандарта BIM-проектирования в рамках бюро?

Виталий Иванков:
Отчасти. В настоящее время в нашей стране BIM-технологии развиваются очень неравномерно. Они переживают бум в сегменте частных и загородных объектов, равно как и в сфере торговых и промышленных комплексов этажностью до 4-5 этажей. Что же касается многоэтажных объемов со сложной архитектурой, то тут дело обстоит далеко не столь оптимистично, хотя понятно, что именно BIM-моделирование могло бы существенно облегчить и ускорить процесс создания проекта и интеграции в него всех необходимых разделов смежников. Столкнувшись с этим на собственном опыте, я решил, что попробую параллельно изучить, что же мешает внедрению технологии в масштабах всего бюро.

Нашли ответ?

Виталий Иванков:
Это с моей стороны было бы слишком самонадеянно. Но я взял часть реального проекта нашего бюро, детально в него погрузился, сделал модель и стал постепенно нарабатывать шаблон. Передо мной не стояла задача сделать проект, я хотел наработать эффективные алгоритмы, выйти на нужный составляющие шаблона, который был бы удобен для работы всей группе и интуитивно понимаем всеми участниками процесса. К определенным промежуточным результатам я уже пришел, и именно они стали темой моего недавнего вебинара «Формирование BIM-стандарта проектной организации». Судя по тому, сколько я получил отзывов и вопросов, эта работа многих заинтересовала. Буду продолжать.

А все-таки, что такого плохого в «ручной» архитектуре?

Виталий Иванков:
Плоха не «ручная» архитектура – естественно, что без эскизов и рисунков архитектор работать не может, это остается самым быстрым и надежным способом передать мысль-образ от человека к человеку, – плохи и неудобны постоянные перечерчивания планов, фасадов, разрезов, ручные пересчеты объемов, то есть вся эта рутина, которая отнимает массу времени и сил, выматывает. На мой взгляд, это приводит к неравномерному развитию в профессии проектировщика: кто-то работает только с планами с функционалом, кто-то только с объемами и пластикой формы и фасадов, тогда как необходимо держать единую картину, понимать и видеть взаимосвязь всего со всем. К тому же я убежден, что в скором времени произойдет переформатирование рынка, и больше всего будут востребованы именно специалисты широкого профиля и глубоких знаний. Для этого нужно уже сейчас начинать переосмысливать существующие подходы и процессы в проектировании. По крайней мере, это именно та, дорога которую я выбрал.

Команда SPEECH: Виталий Иванков Команда SPEECH: Виталий Иванков
Команда SPEECH: Виталий Иванков
11 октября 2016









© SPeeCH