о наспроектысобытияпремиикниги о насконтактыrus/eng
События
Сергей Чобан, успешный архитектор и страстный коллекционер архитектурного рисунка, рассказывает о своей художественной практике и делится впечатлениями от конкурса «АрхиГрафика», жюри которого возглавляет второй год подряд.

Как Вы выбираете натуру для своих рисунков?

В поисках мест, которые хотелось бы запечатлеть в рисунке, я всегда исхожу из драматургии взаимоотношений архитектурных объектов с пространством и друг с другом. Архитектурный рисунок для меня – это не просто зарисовывание объектов, но значимый способ исследования устройства современных городов. И одну из ключевых своих задач как график я вижу в том, чтобы создавать композиции, которые бы четко транслировали тот факт, что рисунок сделан сегодня.

Как бы Вы охарактеризовали архитектурную среду современного города?

Она, безусловно, стала гораздо более контрастной и гораздо менее гармоничной в историческом понимании этого слова – и именно это я стремлюсь запечатлеть и тем самым глубже исследовать, понять. Повторюсь, для меня архитектурный рисунок не является способом создания совершенно автономного мира – скорее, это форма размышления на тему того, чем архитектура является сегодня, в эпоху, когда разноплановость ее развития достигла своего апогея. И здесь я, конечно, не могу полностью отделить свою рисовальную практику от основной работы: в смысле конечного результата рисунок и архитектура очень отличаются друг от друга, но в основе обоих видов деятельности лежат раздумья на одну и ту же тему – как сегодня делать города интересными, как без слепого подражания и копирования создавать мизансцены, по своему качеству и визуальной интриге достойные лучших исторических образцов.

Вы ищете подходящую натуру в том числе и по фотографиям в интернете?

И в интернете тоже, конечно. Сеть и то огромное число фотоматериалов, которое сегодня в ней публикуется, служат прекрасным источником информации и расширения кругозора. Впрочем, не реже бывает так, что я сначала оказываюсь в каком-то новом для себя городе по работе, а затем возвращаюсь туда рисовать. При этом не стану утверждать, что всегда выбираю исторические города – отнюдь. Так, например, пару лет назад я с огромным интересом и удовольствием открыл для себя Бразилиа.

Как часто удается вырваться «на этюды»?

Я стараюсь делать порядка 30 полноценных архитектурных рисунков в год. Часть из них натурные, остальное – фантазии и раздумья на тему архитектуры. В среднем получается 3-4 выезда в год, остальные работы выполняю дома.

А города, в которых вы живете, – Москва и Берлин, – часто становятся героями ваших рисунков?

В основном, они присутствуют в рисунках ассоциативно. Все-таки в них я провожу больше всего времени, глаз невольно замыливается, а для натурных рисунков необходима свежесть и острота восприятия, поэтому мне бывает очень важно оказаться в каком-то новом месте. Но в моих фантазиях и размышленияхкак раз Москва и Берлин занимают едва ли не самое значительное место.

В поездках Вы делаете только наброски или всегда рисунок целиком?

Я всегда начинаю и заканчиваю работу на месте. Мне очень сложно вернуться в то настроение и ощущение от места и пространства, которое спонтанно возникло в момент начала создания рисунка. Собственно, рисунок для меня рождается именно из этого состояния – запомнить и отложить его на потом невозможно, можно только прожить от и до, даже если порой это занимает довольно много времени. Именно поэтому рисование по фотографии или по памяти – совсем не мой метод. Точно так же я не люблю делать версии одного и того же рисунка. Я могу сделать достаточно близкие версии одного сюжета, но никогда не его точное повторение.

Я знаю, что Вы также не придерживаетесь какой-то одной рисовальной техники, предпочитая подбирать ее каждый раз под конкретный сюжет.

Да, я люблю менять техники – для меня это неотъемлемая часть творческого процесса, поиска того единственно верного способа рисования, который наиболее полно отразит градостроительную ситуацию и мое понимание ее. Скажем, на прошлый новый год я был в Амстердаме, и там наиболее точным отражением увиденного для меня стала техника черного угля – с ее помощью удалось передать свойственные этому городу зимой напряженные световые контрасты, обилие темных каналов и отражения в них. А после этого был в Мексике – и для рисунков там выбрал сепийные тона и технику лессировки. В начале марта этого года удалось вырваться в Рим, и для того, чтобы запечатлеть его на переходе от одного сезона к другому (весенний свет в еще не до конца проснувшемся городе был очень пронзительным и резким), я решил использовать сочетание черного угля и светлых всполохов пастели.

А что с рисунками происходит потом? Все они каталогизируются?

Да, они сканируются, описываются и размещаются в электронном каталоге, а затем передаются в архив Музея архитектурного рисунка в Берлине.

В заключение хочу спросить Вас про второй конкурс «АрхиГрафика». Вы принимали участие в формировании его лонг-, а затем и шорт-листа – каковы Ваши впечатления от работ, представленных на конкурс в этом году?

Если помните, первый конкурс всех сильно поразил количеством и качеством представленных работ. Но понятно, что первый конкурс всегда проводить проще всего – люди рисовали десять лет, после объявления конкурса собрали лучшие из лучших своих работ и отправили бороться за премии, задав тем самым весьма высокую планку качества. В этом смысле второй конкурс – серьезная проверка на прочность. И именно сейчас станет понятно, обладают ли участники первой «АрхиГрафики» запасом дальнейшего рисования, хватает ли у них на это времени и сил. На мой взгляд, второй год показывает, что с этим не так все просто: конкурс объединяет не профессионалов архитектурного рисунка, а людей, для которых это хобби, и, судя по всему, далеко не все из них могут найти на рисование достаточно времени. Я ни в коем случае не говорю, что второй конкурс разочаровал меня, но в том, что уровень шорт-листа этого года несколько бледнее прошлогоднего, у меня сомнений нет. Вместе с тем чрезвычайно радует, что число участников не сократилось, а наоборот, увеличилось: значит, со своей главной задачей – пропагандировать искусство архитектурного рисунка – конкурс справляется, и за это я хочу сказать его организаторам, прежде всего Екатерине Шалиной и Елене Петуховой, огромное спасибо. Думаю, для того, чтобы конкурс продолжался на высоком уровне, нужно или расширять его географию (например, за океан, где есть профессионалы, способные дать серьезный бой), или увеличивать периодичность, например, до двух-трех лет. В общем, в будущем организаторам, на мой взгляд, предстоит серьезно подумать над форматом конкурса, который бы подталкивал людей рисовать больше, чаще и сознательнее, но я уверен, наилучшее решение будет найдено.

интервью с Архплатформой

Рисунки для публикации предоставлены Фондом Сергея Чобана — Музей архитектурного рисунка; все авторские права защищены
Архитектурный рисунок помогает мне понять, как сделать современные города более интересными
6 апреля 2015









© SPeeCH