о наспроектысобытияпремиикниги о насконтактыrus/eng
События
Марина Кузнецкая, работающая в бюро SPEECH с момента его основания, возглавляет бригаду в Мастерской №1 – одну из тех команд, которые в бюро называют универсальными. Такое определение не случайно: в портфолио Марины есть и масштабные многофункциональные комплексы, и объекты выставочного дизайна, и интерьеры, и сопровождение иностранных проектов.


Марина, помните ли Вы момент, когда решили для себя, что будете заниматься именно архитектурой?

Марина Кузнецкая:
Честно говоря, я очень долго не могла определиться, кем хочу стать. Я из семьи инженеров-программистов космических аппаратов, и до конца девятого, кажется, класса вообще в сторону архитектуры даже не смотрела. А потом на летних каникулах впервые поехала в Петербург – и в одночасье решила, что должна заниматься именно архитектурой.

Чем Петербург так впечатлил?

Марина Кузнецкая:
Самой структурой города, своей средой. Я выросла в Королёве, среди модернистских панельных кварталов, и только в Петербурге впервые по-настоящему осознала, что городская среда может быть совсем другой. И именно из этих вопросов – как именно по-другому? почему по-другому? – и сформировалось мое желание стать архитектором.

Но при этом Вас меньше всего можно заподозрить в стремлении как-то повторить или воссоздать историческую среду Петербурга.

Марина Кузнецкая:
Я никогда не стремилась копировать исторические стили. На мой взгляд, не в них секрет гармонии среды – он в качестве того, что проектируется и строится, и задача добиться такой же гармонии средствами современной архитектуры кажется мне более интересной и важной, чем подражание мастерам прошлого.

Если вернуться к выбору профессии: получается, Вы всего за два года до поступления решили, что пойдете в МАрхИ? По нынешним временам звучит почти невероятно.

Марина Кузнецкая:
И по тем временам звучало невероятно, только я об этом не догадывалась. Я ни с кем дополнительно не занималась – просто не знала, что так принято. Пошла на годичные подготовительные курсы, папа помог мне с черчением, а какой-то друг его занимался со мной рисунком. Смогла пройти на платное отделение и лишь задним числом поняла, насколько мне повезло.

И как формировалось понимание профессии? Насколько в этом смысле МАрхИ оказался правильным, интересным и полезным вузом?

Марина Кузнецкая:
Поскольку я была совершенно из другой среды, мне МАрхИ, особенно поначалу, было абсолютно достаточно. Плюс передо мной стояла задача перевестись на бесплатное отделение, поэтому первые два года я очень усиленно занималась учебой. Нужно было 4 семестра закончить на «отлично». Потом радостно перевелась на бесплатное обучение, выбрала в качестве дальнейшей специализации «пром» и пошла работать.

Почему именно пром?

Марина Кузнецкая:
Я для себя решила, что должна попробовать все типологии. При этом мне было понятно, что жилье, общественные здания и градостроительство я буду делать всегда и везде, а вот пром можно в своей практике и не встретить… Опыт проектирования заводов и промышленных зданий позже неоднократно пригодился мне – прежде всего, в смысле понимания конструкций. У меня, например, не вызывает никаких сомнений, возможно или невозможно перекрыть какое-то пространство.

До SPEECH вы успели поработать во многих компаниях, но среди них не было каких-то известных и тем более крупных архитектурных бюро.

Марина Кузнецкая:
Из-за того, что я пошла работать очень рано, я начинала с маленьких контор. Сначала была мастерская Кулиша-младшего, потом офис, который возглавлял Арсений Борисенко (сейчас это ZaBor), а потом я пошла к своим друзьям, которые учились в институте старше меня и основали собственную небольшую компанию. Называлась она «Астропроект» и занималась технопарками, комплексами автосервисов и автосалонов. Там же я занималась и интерьерами; в частности, мы делали реконструкцию казино «Астория», и для меня это был первый опыт быстрой стройки, согласований, жизни на объекте. Конечно, результат был далек от идеального, но я справилась с задачей, которую считала для себя совершенно непосильной, и это был, наверно, самый главный итог той первой самостоятельной реализации.

В «Астропроекте» я проработала почти четыре года и в какой-то момент поняла, что выросла и должна идти дальше. В частности, отчетливо осознала, что я точно не дизайнер интерьеров, потому что когда дело доходит до выбора цвета мебельной обивки, я теряю к проекту интерес, потому что в моем представлении мебель – это то, что всегда можно заменить. Именно в этот момент один мой друг посоветовал мне сходить на собеседование к Сергею Чобану, и я на первой же встрече поняла, что хочу и буду работать у этого архитектора. С первого же разговора было ясно, что Сергей – это профессионал, который очень любит свое дело, очень серьезно к нему относится, дотошно вникает во все детали, прорабатывает их, вне зависимости от того, делает ли он крошечный выставочный стенд или огромное здание.

Работать у Сергея Чобана я начала еще до образования компании SPEECH, его офис тогда располагался в Artplay на Тимура Фрунзе. А после того, как Чобан и Кузнецов официально оформили партнерство, меня перевели в бригаду Алексея Ильина – и так я попала в мастерскую, где работаю до сих пор.

За 10 лет, наверно, довелось поработать над всеми мыслимыми типологиями?

Марина Кузнецкая:
Мне кажется, вариантов неизведанного осталось еще очень много! Но действительно, проекты за это время были самые разные по масштабу, жанру и срокам реализации. И глобальные, вроде масштабных жилых комплексов, которые делаешь годами, поочередно, и проекты выставочного дизайна, которые реализуются почти мгновенно. Это невероятный опыт.

Под проектами выставочного дизайна Вы имеете в виду, в первую очередь, экспозиции павильона России на Международной биеннале архитектуры в Венеции?

Марина Кузнецкая:
Я работала не только над этими экспозициями, но они, конечно, запомнились больше всего. Это был очень важный и художественно-архитектурный, и, если так можно сказать, управленческий опыт. Ведь проекты для биеннале делают очень большие и разноплановые команды, и каждого из участников нужно координировать, приводя их работу к единому знаменателю. Это был очень тяжелые и нервные периоды жизни, но одновременно и очень счастливые, потому что оба раза у нас получились потрясающие проекты. В 2010-м это была «Фабрика Россия» с живописной диарамой, а в 2012-м – i/city-i/land с куполом из QR-кодов, получивший Специальный приз жюри.

Вы были одним из авторов и проекта Павильона России на Всемирной выставке ЭКСПО-2015 в Милане.

Марина Кузнецкая:
Многие тогда проводили параллели с Венецией, но на самом деле ЭКСПО – это совсем другая история. С биеннале они схожи разве что в том, что в обоих случаях есть очень жесткий дедлайн. Милан мне особенно запомнился тем, что мы тогда сделали очень много концепций, в том числе полностью доработанных, прежде чем выбрали вариант, который в итоге был утвержден. Идей, которые так и не пошли в работу, честно говоря, немного жаль, но реализованный объект с его запоминающейся зеркальной консолью показал, что все было сделано правильно.

А что, кстати, происходит с идеями, которые не пошли в работу? Они потом находят какое-то повторное применение в других проектах?

Марина Кузнецкая:
Если мы говорим о планировках квартир, то, конечно, идеи по компоновке жилых и нежилых помещений постоянно повторяются в том или ином виде. А вот фасадные решения, какие-то уникальные формы – как правило, нет. Я, пожалуй, могу вспомнить только один такой случай: информационный павильон парка «Зарядье», когда мы сознательно повторили центральный зал экспозиции i/city-i/land. Во всех же остальных случаях, по крайней мере, на моей памяти, SPEECH каждый раз придумывает что-то новое.

Интересно, что при этой возможности постоянно придумывать что-то новое Вы взялись, в числе прочих проектов, за сопровождение проекта Хани Рашида по созданию московского филиала Государственного Эрмитажа.

Марина Кузнецкая:
Для меня это не первый опыт сотрудничества с зарубежными коллегами: несколько лет назад мы сопровождали проект многофункционального комплекса на участке 17-18 ММДЦ «Москва-сити», разработанный американским бюро HOK. Да, с иностранцами работать интересно: они гораздо четче следуют правилам и пунктам подписанного договора, для них совершенно немыслимо, например, поменять функционал здания на стадии проектирования. Мне нравится учиться у коллег подобной ответственности и собранности, хотя, конечно, российская реальность нередко вносит свои коррективы.

Многие молодые архитекторы SPEECH уезжают учиться или стажироваться за границу. У Вас такое желание возникало, особенно после сотрудничества с иностранными коллегами?

Марина Кузнецкая:
Честно говоря, у меня нет материальной возможности при том образе жизни, который я хочу вести, просто взять и перестать работать. Наверно, я могла бы накопить денег на три года обучения где-нибудь, но, честно говоря, не вижу в этом большого смысла. Прежде всего, потому что я замужем, и оставлять семью ради учебы не хочу. Я предпочитаю много путешествовать: мы с мужем - Антоном Чернышевым, - стараемся ездить как можно больше, и в поездках черпаем очень много визуальной информации, обращаем внимание на детали, на самые разные воплощения среды – чем не учеба?.. Плюс мне кажется, что на работе, в сотрудничестве с конструкторами, разработчиками фасадов, производителями материалов, можно узнать не меньше, чем за партой, по крайней мере в таком крупном бюро, как наше. Конечно, если бы мне кто-нибудь дал десятилетний грант на обучение, я бы поехала учиться. Но сначала я бы объездила все те страны, куда еще не успела добраться.

Вы можете в нескольких словах описать, как изменился SPEECH за эти 10 лет?

Марина Кузнецкая:
Для меня важнее всего, как он НЕ изменился. Меняется численность бюро, меняется структура заказа, но подход бюро к архитектуре остается прежним. Тут нет какого-то жесткого стиля, в котором, и только в нем, все работают. Есть понимание рынка, есть понимание разницы между иконическими и средовыми объемами и того, в каком соотношении они нужны в проекте. И есть стремление сделать любой объект максимально качественно. Это, пожалуй, меня в SPEECH больше всего и привлекает, поскольку позволяет делать разную архитектуру, искать ответы на самые разные вопросы, не бояться экспериментировать.


Команда SPEECH: Марина Кузнецкая Команда SPEECH: Марина Кузнецкая Команда SPEECH: Марина Кузнецкая
Команда SPEECH: Марина Кузнецкая Команда SPEECH: Марина Кузнецкая
Команда SPEECH: Марина Кузнецкая
26 сентября 2016









© SPeeCH